Следующая игра через:

ЕВГЕНИЙ САЛОВАРОВ, МАЭСТРО БАСКЕТБОЛА

Как мы уже сообщали, по заказу баскетбольного клуба «Иркут» во второй половине 2018 года выйдет книга по истории иркутского баскетбола с рабочим названием «ДСК… «Шахтер»… «Иркут». Книгу готовят иркутские спортивные журналисты Игорь Верхозин и Михаил Климов. Рабочие главы книги (в печатной версии они будут доработаны) мы опубликуем здесь. Сегодня рассказываем об Евгении Саловарове, который отыграл за команды Приангарья 15 сезонов, а затем стоял у истоков создания «Иркута» и 7 сезонов руководил командой как главный тренер.

САЛОВАРОВ Евгений Павлович. Родился 31 января 1965 года в Иркутске. Защитник. Рост 188 см, вес 78 кг. Мастер спорта СССР. Баскетболом начал заниматься в 13 лет, первый тренер — Виталий Николаевич Анохин. В профессиональном баскетболе — с 1981 года. С 1982 по 1995 выступал за ДСК, «Строитель», «Байкал-ИБС», «Ермак» (все — Иркутск), неоднократно избирался капитаном команды, в 1995-1997 защищал цвета клуба «Шахтёр» (Черемхово), сезон 1997-1997 провёл в команде «Саха» (Якутск). С 2004 по 2011 был главным тренером БК «Иркут».

Евгений Саловаров (фото 1992 года)

«Двужильный игрок», «душа команды», «незаменимый капитан», «знаковая фигура иркутского баскетбола» — это всё о нём, Евгении Саловарове, человеке, который — мы дотошно подсчитали вместе с ним! — провёл в иркутских клубах («Шахтёр», плюсуем сюда же) пятнадцать сезонов. Больше всех! Я поставил после этой фразы один восклицательный знак, хотя мог бы со спокойной совестью влепить с десяток. Потому что Саловаров это заслужил. Да что там восклицательные знаки! Мне кажется, все иркутские болельщики могли бы снять символическую шляпу перед Маэстро баскетбола — за его многолетнее служение игре и за верность родному городу. И я — в первую очередь, потому как знаю его тысячу лет: от первых отнюдь не робких шагов в чумаковском ДСК и до завершения тренерской карьеры в «Иркуте». Когда я говорю об этом Палычу, он посмеивается и, по-моему, даже стесняется. А вообще, мы общаемся с ним всегда запросто — предельно откровенно, без лишних «извольте-с» и реверансов. Случается, и подтруниваем друг над другом, и в карман за словом не лезем. Потому как — свои. Во всяком случае, мне так кажется.

Но однажды Евгений Павлович меня не узнал. Что называется, в упор. Не помню уже точно, с кем тогда играл «Иркут» во Дворце спорта, но «попал» он тогда крупно. Обидно и даже как-то безнадежно. После финальной сирены я вышел на площадку — хотел, как обычно, поприветствовать тренера, сказать какие-то ободряющие слова (иногда, поверьте, они бывают необходимы). А он шёл и не видел меня! Мы едва не столкнулись: я поначалу хотел окликнуть Палыча, но потом понял — бесполезно. Да и вряд ли нужно. Бывают такие мгновения, когда не то, что видеть кого-то, — жить не хочется!

— Ты знаешь, когда я работал тренером, после любого проигранного матча не знал, как выходить из зала. Невзирая на то, сильный был соперник или слабый, — мне было безумно стыдно: перед болельщиками, перед журналистами, перед самим собой, в конце концов. Если была возможность, норовил уйти через чёрный ход…

Мы ведём с Саловаровым неспешную беседу, попивая кофеёк. Когда я накануне забил Палычу «стрелку», он даже несколько удивился: о чём рассказывать, когда, кажется, всё уже давным-давно переговорено, расписано и изложено в интервью?! Есть, есть, о чем потолковать старым приятелям, о ком вспомнить и что уточнить — всё-таки целую баскетбольную эпоху мы шли параллельными курсами.

— Женя, отпустим «розовое детство», когда ты делал первые шаги в баскетболе…

— Так его и не было — баскетбольного детства! Предметно баскетболом до 13—14 лет я вообще не занимался — исключительно в рамках уроков физкультуры. В группу подготовки команды ДСК, тренировал которую Виталий Николаевич Анохин, я попал, с улицы — всё пришлось осваивать с нуля. Парнем я достаточно высоким был — для своего возраста, по крайней мере. Но Виталий Николаевич меня сразу остудил: «Если хочешь играть в баскетбол, забудь, что ты центровой или нападающий! Ты — защитник!». Я и забыл — во всех командах играл первого-второго номера, по обстоятельствам. Самое главное — Анохин привил мне любовь к баскетболу навсегда. У него мне стало интересно играть, никуда «в сторону» уже не смотрел. За всё время, что я у него занимался, Виталий Николаевич пропустил всего одну тренировку. Пришёл в зал и просто сказал: «Ребята, у меня сегодня день рождения, отпустите меня?». Показатель, как ты считаешь?

— Конечно! А сам-то ты прогуливал тренировки?

— Без уважительной причины — ни разу! Даже не опаздывал. Мы занимались тогда в спортивном зале ДК завода имени Куйбышева, время нам отводили с восьми вечера. А жил я в Глазково. Так что если не успевал на последний автобус-«восьмёрку»: Марата — Жиркомбинат, приходилось через полгорода шлёпать домой пешком.

— Специалисты утверждают: если в детской спортивной школе не поставить вовремя технику, то сделать это во взрослой команде практически невозможно. Ты же и в группе подготовки занимался недолго — Виталий Николаевич довольно скоро рекомендовал тебя Чумакову. Откуда что взялось?

— В том-то и беда, что я «проскочил» детский баскетбол. Всё-таки школа есть школа! Конечно же, я чувствовал, что в технике у меня есть пробелы. Приходилось наверстывать. Никто не даст соврать: до последнего дня моей игры в командах мастеров я уходил из зала последним. Всегда смотрел, как играют партнёры, соперники, старался что-то перенять. Я всегда понимал (и, кстати, постоянно говорил об этом своим ребятам, будучи уже тренером), что обучаемость — наиглавнейшее качество для баскетболиста. Моему поколению повезло — мы жили в стране под названием «Советский Союз» и играли в чемпионатах СССР. Что тебе рассказывать, ты сам прекрасно помнишь, с кем мы играли, — со Средней Азией и Украиной, Прибалтикой и Белоруссией, Грузией и Арменией. И везде были разные стили, своеобразные баскетбольные школы, свои звёзды — только успевай смотреть, учиться, впитывать!

— Ну, положим, до чемпионата СССР тебе ещё было далеко, когда ты дебютировал в ДСК…

— В команде домостроительного комбината я «засветился», когда учился в девятом классе. На Кубок Сибири и Дальнего Востока в Комсомольск-на-Амуре не смогли поехать Виталий Минжулин (его как раз призвали в армию и он выступал за читинский СКА), а также Юрий Анисимов, которого не пустили учебные дела в политехе. В своих первых официальных соревнованиях я участвовал довольно скромно — Чумаков отправлял меня на площадку на пару минут. А в 1982 году меня стали привлекать к играм ДСК регулярно.

— Первые ощущения в компании мастеров?

 

19 августа 1983 года. 18-летний Евгений Саловаров (второй справа между Олегом Батырёвым и Владимиром Землянухиным) дебютирует перед иркутскими зрителями в матче VIII розыгрыша Кубка СССР для команд Сибири и Дальнего Востока

— Радость — это, по-моему, слишком мягко сказано. Скорее, восторг! Для меня это были небожители. Владимир Землянухин, Алексей Исаченко, Олег Батырёв… Да тренироваться с ними — это уже было счастье! И ты знаешь, я освоился в коллективе довольно быстро — никто не шпынял молодого, не покрикивал. Наоборот, что-то старались подсказать, объясняли мои ошибки, показывали, как играть в той или иной ситуации. Словом, не давили своим авторитетом. А когда с тобой, пацаном, общаются на равных, это придаёт дополнительные силы.

 

8 июня 1985 года. На скамейке запасных иркутского ДСК в матче Всесоюзного конкурсного турнира за право играть в первой лиге чемпионата СССР. Слева направо: Юрий Анисимов, Михаил Земякин, Евгений Саловаров и главный тренер Владимир Чумаков

— Когда ДСК вышел в первую союзную лигу, тебе было всего 20…

— …И я стабильно проводил на площадке по 5-7 минут в каждом матче. Но, самое главное, чувствовал, что Владимир Иванович мне доверяет. Не было такого, чтобы он после первой же ошибки «выдёргивал» из состава и усаживал на банку. А в 1986 году я уже твёрдо был в основе.

 

Капитан иркутского «Строителя» Евгений Саловаров (фото 1988 года)

— Случается, парню 21-22, а его всё ещё называют «подающим надежды». Когда всё-таки наступает настоящее баскетбольное взросление?

— Мне кажется, в таком возрасте уже нужно показывать результат. Во всяком случае, каждый баскетболист должен для себя решить: либо ты будешь играть, либо стоит подумать о другой профессии.

— В своё время и перед тобой вставала альтернатива: баскетбол или учёба в политехническом институте…

— В политехе я проучился три с половиной года, а потом понял: чем-то надо жертвовать. Конечно, можно было бы вымучить высшее образование с помощью «академов», да и преподаватели, думаю, в конце концов, закрыли бы глаза на проблемы с посещаемостью. Но я так не мог, да и не хотел, если честно. Моей профессией стал баскетбол — это я уяснил уже совершенно чётко.

 

«Летающий» Саловаров (фото 1989 года)

— Я помню, как ты заиграл, когда тебе дали возможность проводить на площадке много времени: голодный до игры, агрессивный, стремительный. Когда ты убегал в отрыв, соперники не могли за тобой угнаться. И это не дружеские комплименты — так было на самом деле. Ты мог носиться как сумасшедший все 40 минут. А заставь сразу же играть второй матч, ты сыграл бы и второй…

— Недавно, когда в Иркутск приезжал «Новосибирск», мы разговаривали с Володей Певневым, тренером команды. Вспоминали времена, когда встречались на площадке ещё игроками, и удивлялись: как баскетболист сейчас сам может просить замену (если не травмирован, конечно)?! Были сезоны, когда тренеру просто некого было выпускать, и нам приходилось пахать по 40 минут. Ещё и обижались, когда наставник усаживал на скамейку, давая отдохнуть. Вытягивали матчи на характере, на зубах. Это я говорю не только о себе — о многих ребятах своего поколения. А если к характеру добавлялся ещё и талант, то получался великий игрок. Такой как Сергей Бабков. Я до сих пор считаю, что в масштабах баскетбольной России не было, нет и вряд ли когда-нибудь будет игрок лучше него…

Иркутский «Ермак» накануне старта III чемпионата России (1993/94). Стоят (слева направо): Владимир Землянухин (старший тренер), Иван Грудцын, Дмитрий Шишлов, Юрий Подшивалов, Сергей Дрожанов, Александр Чадов, Евгений Ощепко, Владимир Игумнов, Алексей Тимаков (начальник команды), Лев Литвин (администратор), Владимир Чумаков (главный тренер). Сидят: Петр Меркулов (врач), Валерий Гарбуз, Юрий Ковалёв, Евгений Саловаров, Иван Бокаенко, Олег Горбацевич (массажист), Анатолий ПугачёвИркутский «Ермак» накануне старта III чемпионата России (1993/94). Стоят (слева направо): Владимир Землянухин (старший тренер), Иван Грудцын, Дмитрий Шишлов, Юрий Подшивалов, Сергей Дрожанов, Александр Чадов, Евгений Ощепко, Владимир Игумнов, Алексей Тимаков (начальник команды), Лев Литвин (администратор), Владимир Чумаков (главный тренер). Сидят: Петр Меркулов (врач), Валерий Гарбуз, Юрий Ковалёв, Евгений Саловаров, Иван Бокаенко, Олег Горбацевич (массажист), Анатолий Пугачёв

 

Евгений Саловаров в составе «Ермака» в дерби против черемховского «Шахтера» в противостоянии с Валерием Свидзинским

— Женя, ты отыграл в ДСК, «Строителе» и их правопреемниках 13 сезонов, а в 1995-м перешёл в «Шахтёр»…

— Тема эта насколько больная, настолько и избитая. Я, конечно, отвечаю только за себя, но, смею надеяться, могу сказать и за ребят, которые в то время стали «горняками», — за Женю Ощепко, Серёгу Дрожанова, Юру Ковалёва. Так вот, мы перешли в «Шахтёр» не потому, что нам обещали какие-то баснословные деньги и царские условия (хотя всем известно о финансовых проблемах «Ермака» в тот период) — Иван Михайлович Щадов ставил перед командой высокие цели, хотел, чтобы мы вышли на качественно новый уровень баскетбола. Чего скрывать, мы были и амбициозными, и дерзкими, и кое-что умели. Грех было не воспользоваться такой возможностью. Для каждого из нас это был шаг вперёд, наверх. И конкуренция в «Шахтёре» подстёгивала. Одно дело — быть лидером в «Ермаке», где у нас в последнее время игроков на две пятёрки с трудом набиралось; совсем другое — в «Шахтёре», где состав был намного сильнее, и тянуть одеяло на себя уже не получалось.

 

Сезон 1995/96: Евгений Саловаров в составе черемховского «Шахтера» в матче против московского «Спартака» (105:72)

— Ты сказал, что воспринимал ведущих игроков ДСК как небожителей. Но ты столкнулся и с другими «богами», когда стал играть в Суперлиге. Не хотелось стать одним из них?

— Ну, ты спросил! Конечно же, хотелось! Хотя я всегда реально оценивал свои силы. Вспоминаю, как мы приехали играть в Ригу — тогда ещё выступали в первой союзной лиге. Удалось посмотреть игру местного СКА с минским РТИ из высшей лиги. Что творил Валдис Валтерс (я, конечно, в первую очередь, обращал внимание на действия игрока своего амплуа)! Мне это тогда казалось космосом, не иначе. А потом, когда развалился Советский Союз, и мы стали встречаться с ЦСКА, московским «Динамо», питерским «Спартаком», увидели (поняли, почувствовали — подбери синоним, который тебе больше нравится), что играть, оказывается, с ними можно! И даже выигрывать — тоже можно! Я вспоминаю свои ощущения, когда мы встречались с командой Владимира Петровича Кондрашина, тренера олимпийских чемпионов Мюнхена, — подарок судьбы, что ещё сказать!

 

«Ермак» — ЦСКА — 82:103. 19 марта 1994. Евгений Саловаров против Василия Карасева — баскетболиста ЦСКА и сборной России

— Женя, твой «шахтёрский» стаж получился непродолжительным — всего два сезона…

— Непродолжительным, но плодотворным. Для меня самого, в первую очередь. Считаю, что мы, экс-ермаковцы, внесли свой вклад в становление «Шахтёра» и помогли ему стать заметным явлением в российском баскетболе. Первый сезон в составе «горняков» у меня получился, считаю, вполне удачным. Второй — не очень. Может быть, потому, что на моей позиции стал играть ещё и Саша Чернов. И когда после окончания сезона главный тренер «Шахтёра» Андрей Дмитриевич Новиков в частном разговоре предупредил, что я могу оказаться в числе тех, с кем не продлят контракт, я всё понял. Не было никаких обид и взаимных претензий. Более того, Александр Геннадьевич Старосельцев, начальник команды, очень удивился, когда я пришёл сдавать форму: «Тебя же никто не увольняет!». Но я такой человек, что два раза повторять мне не надо. Расстались по-доброму: ни клуб мне ничего не остался должен, ни я клубу. Было несколько предложений из других городов — «специальность» разыгрывающего в те времена, как, впрочем, и сейчас, была востребована. Я выбрал якутскую «Саху». Прежде всего, потому, что процентов на 80 команда состояла из наших ребят — «на севера» отправились Паша Серых, Саша Чадов, Толя Пугачёв, Серёжа Медведев, Женя Иванов (помнишь, из Владивостока к нам в Иркутск приезжал?).

— Рассказывают, весело у вас там было?

— Ещё как! Представляешь, когда к нам в Якутск прилетали москвичи — ЦСКА или «Динамо», — их встречал в аэропорту автобус КАВЗ, на задней площадке которого была установлена печка-буржуйка?! За полчаса до посадки самолёта водитель подбрасывал в печку дровишек, из трубы над крышей автобуса валил дым. Гости были в шоке, а мы привыкли — тепло, и ладно! А если серьезно, то и команда у нас была неплохая — нервы многим попортили. Тот же «Шахтёр» в Якутске «прихлопнули». Никакого злорадства у меня тогда, помню, не было, но удовлетворен был в полной мере.

— В Иркутске «Шахтёр» вам отомстил…

— Конечно. Всё-таки команда была сильнее нашей, да и укомплектована значительно лучше. Но знаешь, что мне запомнилось больше всего? Перед началом разминки поднимаюсь я по лестнице из раздевалки, смотрю — Толя Пугачёв за кулисами стоит. Я ему: «Ты чего здесь стоишь?». А он отвечает: «Палыч, я боюсь к своим болельщикам выходить…». Вышли мы вместе, а люди поднялись с кресел и стали аплодировать. Это дорогого стоит. Проиграли мы тогда — счёта я уже не помню, а теплый приём так на душу лёг…

— После сезона в «Сахе» ты решил с баскетболом «завязать»…

— Не с баскетболом, а с выступлением на профессиональном уровне. Хотя всего-то возраст Христа был — 33 года. Были варианты продолжения карьеры, но я решил — хватит…

— Ты так спокойно рассказываешь об этом, словно у тебя был тогда «золотой парашют»!

— Никакого «парашюта» не было, как не было и больших сбережений. Зато было много друзей, которые помогли в сложное время. Занялся бизнесом и любительским баскетболом — куда же без него! Играл в чемпионате области за команду САК — Сибирской агропромышленной компании. Разборки у нас тогда, я тебе скажу, были преинтереснейшие — «Шахтёр», САК, «Ангара», «Молка»… Когда мы с «Шахтёром» (ветеранским, разумеется!) выходили на площадку, у нас мастеров спорта бывало поболее, чем на иных матчах во Дворце спорта. А в один из дней 2004 года мне неожиданно позвонил Владимир Иванович Тыщенко и предложил вместе с Андреем Камышановым заняться новым проектом под названием Баскетбольный клуб «Иркут». К тому времени я уже шесть лет не соприкасался с большим баскетболом, да его в Иркутске два года уже и не было. Ну, что делать — впряглись. Тогда приходилось заниматься всем: и тренировки проводить, и билеты покупать, и форму доставать. Когда Андрей Камышанов стал работать с молодёжной командой, в помощники ко мне пришёл Юрий Алексеевич Анисимов — так вместе с ним и тянули лямку семь сезонов.

Сезон 2009/2010. Евгений Саловаров — главный тренер «Иркута»

— Сполна вкусили тренерского хлебушка?

— И не говори! Состав мы формировали, исходя из финансовых возможностей, — мягко говоря, без шика. Экономить старались на всём. В последний год нашего существования нам разрешили начать чемпионат даже без стартового взноса, под гарантийное письмо. И на выездные матчи мы включали в заявку по 7-8 человек вместо положенных десяти. И работали, не бросали команду. Тогда ещё не было таких возможностей, интернета, как сейчас, когда проводятся онлайн-трансляции, моментально выдаются статистические данные. Иногда удавалось получить диск с записью последнего матча наших соперников накануне матча — вечером. Сидели по ночам, готовились к игре. И неплохо себя показывали: во всяком случае, «Иркут» в то время был самой посещаемой командой Суперлиги — болельщики нас поддерживали как могли. Так продолжалось до 2012 года. Если честно, никаких перспектив дальше я не видел. Поступило заманчивое предложение из Владивостока — принимать «Спартак», как говорится, «под задачу». Но я сказал себе: хватит!

 

«Иркут» образца сезона 2009/2010. Стоят (слева направо): Юрий Анисимов (старший тренер), Евгений Саловаров (главный тренер), Антон Ланчаков (№15), Вячеслав Баженов (№25), Егор Муравьев (№21), Сергей Строилов (№13), Алексей Калашников (№47), Андрей Сепелев (№5), Евгений Коршунов (№11), Сергей Вагин (врач), Андрей Бугаев (администратор). Сидят: Кот Феликс, Сергей Чудиновских (№7) , Сергей Токарев (№9), Павел Закамов (№16).

— А скажи-ка, пожалуйста, Евгений Павлович, кто для тебя был образцом в тренерском цехе?

— Не скажу! И не потому, что не существовало достойных образцов или эталонных «экземпляров». Понимаешь, у меня никогда не было возможности поработать в условиях, в которых работают солидные тренеры: формировать команду под своё видение, планировать полноценную подготовку, выбирать спарринг-партнёров. Всегда надо было исходить из того что есть. Часто речь шла не о том, чтобы показывать высокие результаты, а чтобы просто сохранить команду в Иркутске. А когда мы стали потихоньку обрастать мускулами, уже не было возможности всё бросить и поехать куда-нибудь набираться тренерского мастерства. Так и действовали с Юрой Анисимовым методом проб и ошибок: каждый вспоминал что-то из своей игровой практики — брали рациональные зёрна из совместной работы с Юрием Геннадьевичем Селиховым, Иваном Ивановичем Едешко, Андреем Дмитриевичем Новиковым…

Сезон 1995/96. Главный тренер «Шахтера» (Черемхово), заслуженный тренер СССР и России Юрий Селихов проводит установку на игру во время тайм-аута. В центре — Евгений Саловаров

— Ты забыл Чумакова!

— Ну, что ты, разве можно Чумакова забыть?! Он для иркутского баскетбола — больше, чем тренер. Я до сих пор не могу понять, как ему и Николаю Анатольевичу Могилеву удалось сохранить команду в начале 90-х годов, когда всё рушилось — государство, экономика, спорт. И не только сохранить, но и укрепить ее: вырастить, воспитать и сплотить…

7 Иркутский «Ермак» накануне старта III чемпионата России (1993/94). Стоят (слева направо): Владимир Землянухин (старший тренер), Иван Грудцын, Дмитрий Шишлов, Юрий Подшивалов, Сергей Дрожанов, Александр Чадов, Евгений Ощепко, Владимир Игумнов, Алексей Тимаков (начальник команды), Лев Литвин (администратор), Владимир Чумаков (главный тренер). Сидят: Петр Меркулов (врач), Валерий Гарбуз, Юрий Ковалёв, Евгений Саловаров, Иван Бокаенко, Олег Горбацевич (массажист), Анатолий Пугачёв.

— Кстати, я давно обратил внимание на такой феномен: те баскетболисты, которые приезжали к Чумакову, почти всегда оставались в нашем городе надолго, а то и навсегда. Становились иркутянами не только по прописке, но и по духу.

— Можно долго спорить о каких-то тактических или технических нюансах игры «по Чумакову», можно при большом желании найти и ошибки, и просчёты. Но то что у нас в клубе была особенная атмосфера, необыкновенное чувство товарищества и взаимовыручки, — это факт бесспорный. Все ребята приезжали к нам с удовольствием — им нравилось здесь играть. Команда, изначально созданная почти полностью из местных баскетболистов, крепла, очень бережно и, я бы даже сказал, щепетильно, усиливалась приезжими парнями (которые потом, ты правильно сказал, часто становились иркутянами), обрастала традициями. И ещё у Чумакова была замечательная черта: он не боялся бросать в бой молодёжь. Вспомни, как появлялись в команде Юра Ковалёв, Толя Пугачёв, Илья Резник, Юра Подшивалов! Мы, «старики», сначала бухтели — с кем, дескать, играть-то? А потом убеждались — всё правильно делал Иваныч, хотя, иногда и вынужденно.

… В прошлом году мы часто встречались с Саловаровым на матчах чемпионата области — он выходил на площадку в роли играющего тренера команды «World Gym», в составе которой собраны, в основном, баскетболисты категории «50+» или чуть меньше. А в этом году коуч в игру что-то не рвётся.

— В очередной раз сказал себе «хватит»?

— Не дождётесь! — смеётся Саловаров. — Вот травму залечу и снова играть буду. Мне тут недавно Дима Лапенко говорит: «Наверное, я скоро к вам, ветеранам, в команду попрошусь». А я ему отвечаю: «Ты у меня сначала в «минус пять» выиграй, потом посмотрим!».

А когда Палыч в форме, соревноваться с ним в точности бросков бесполезно. Отвечаю!

Автор Михаил КЛИМОВ

Фото Геннадия Захарчук, Александра Глазырина, Валерия Орсоева и Сергей Игнатенко.